Мужчины инфантилы и женщины спасатели. Кумиры нашего детства

Решили мы с восьмилетней Катрин книжку почитать. Из закоулочков своей памяти я вынула истории про Муми-троллей, захотев вновь окунуться в свои детские переживания. Читая, я была поражена. Я увидела не столько сказку про семью муми-троллей, сколько жизненную историю женщины-спасительницы, ее инфантильного мужа и сына.

Сейчас, параллельно, я читаю книгу Натальи Олифирович и Геннадия Малейчука «Сказочные истории глазами терапевта» и это подтолкнуло меня проанализировать сказку про муми-троллей.

Маленькие тролли и большое наводнение. Туве Янссон

История начинается с того, что мы знакомимся с Муми-троллем и его мамой. Которые отправились в темный, дремучий, полный опасностей лес для того, чтобы найти там место для своего дома. Действительно подходящее место для дома мамы и сына, не находите? По пути они встретили маленького зверька и взяли его с собой.

Мама Муми-тролля демонстрировала заботу о своем сыне:

“Придется дальше плыть на лодке. Ты совсем промочил ноги. Ясней ясного, что ты простудишься.”

Яснее ясного ей. Что он обязательно простудится. Так, кстати, и вышло. Муми-тролль чихнул. Чем несказанно порадовал маму. Сбылись ее ожидания. Как видно будет из сказки дальше, что роль спасательницы ей удается наилучшим образом. Дети, они очень преданы родителям, и часто совершают поступки, какими бы странными они ни казались, чтобы радовать своих родителей. Поэтому Муми-тролль чихнул.

“Так я и думала. Теперь ты простужен. Будь добр, сядь сюда, пока я разведу костер.”

И вот тут, в разговорах за костром, начинается самое интересное. Завязка всего сюжета. Муми-тролль просит рассказать о его отце, которого он либо никогда не видел, либо уже не помнит, то есть видел давно. Судя по тому, что мама взяла Муми-тролля с собой, в такое опасное путешествие, ему сейчас приблизительно 8-10 лет. Отца Муми-тролль совсем не помнит, значит он ушел, когда мальчику было самое большее года два. Получается с отцом он не виделся лет шесть как минимум. Мама рассказала душещипательную историю про отца.

“– Это был необыкновенный муми-тролль, – задумчиво и печально сказала мама. – Он всегда хотел куда-то бежать и переселяться от одной печки к другой. Он никогда нигде не уживался. А потом исчез – отправился в путешествие с хатифнаттами, этими маленькими странниками.”

Очень сомнительная мне представляется необыкновенность – «бежать и переселяться», для взрослого муми-тролля, у которого семья – жена и маленький сын. На лицо инфантильное нежелание брать на себя ответственность за свою семью, исполнять роль отца и мужа. Такая необыкновенность у обыкновенной, здоровой и зрелой женщины должна вызывать раздражение. Но мама Муми-тролля, как мы видим, к таким женщинам, не относится. Она идеализирует своего инфантильного исчезнувшего мужа, видит в нем героя, испытывает по-прежнему к нему теплые чувства, и искаженно видит реальность. Навязывая свое представление сыну.

“– А это что за народец? – спросил маленький зверек.
– Этакие мелкие волшебные зверюшки, – объяснила мама Муми-тролля. – Большей частью они невидимки. Иногда они поселяются под половицами у людей, и слышно, как они крадутся там по вечерам, когда в доме все затихает. Но чаще они бродят по свету, нигде не останавливаясь, ни о чем не заботясь. Никогда нельзя сказать, весел хатифнатт или зол, печален он или удивлен. Я уверена, что у него вообще нет никаких чувств.
– А что, папа стал теперь хатифнаттом? – спросил Муми-тролль.
– Нет, конечно нет! – ответила мама. – Неужели непонятно, что они обманом увлекли его с собой?”

Неужели непонятно, что они обманом увлекли его с собой? Нет, нам не понятно. Как можно обманом, против воли, увлечь кого-то куда-то. Но зато со всей очевидностью можно представить, что такого мужчину, у которого нет ответственности, зато есть тяга к получению мгновенных удовольствий, достаточно легко увлечь вот таким вот хатифнаттам, у которых вообще нет никаких чувств, и которые ни о чем не заботятся, и вообще большей частью невидимки.

Но мама Муми-тролля не желает встречаться с действительностью, она защищает свой придуманный образ. Потому что, столкнувшись с реальностью, ей придется признать, что она сделала не очень хороший выбор партнера. Что от нее сбежал муж, оставив ее с маленьким ребенком. То, что он предпочел для себя компанию хатифнаттов говорит о том, что он сам, возможно, обладает теми же качествами что они. Реальность мамы Муми-тролля горька, и несет в себе много боли, разочарования и одиночества, и она предпочитает жить в своем придуманном мире и грустить о своем «без вести пропавшем» много лет назад муже. Рассказав свою печальную историю “она заплакала так горько, что все остальные начали всхлипывать вместе с ней.

И тут мы видим, что травма, которую она получила, когда ушел ее муж, оставив ее одну с маленьким ребенком до сих пор в активном состоянии. Она не справилась с этим событием и продолжает горько плакать спустя много лет. Она не нашла в себе ресурсов выкарабкаться, повеселеть, стать более устойчивой, преодолеть боль, начать жить новой жизнью в изменившихся условиях, и может быть, даже встретить нового муми-тролля. Нет. Она выбирает жить придуманным прошлым. Она застряла в этой травме.

Вспомнив о своем муже и горько о нем проплакав мама Муми-тролля еще больше теряет связь с реальностью и вместо поисков места для дома она отправляется на поиски своего давно пропавшего мужа. Что говорит и о ее незрелости, инфантильности и безответственности. Потому что в начале истории нам сообщили о том, что дом очень нужен муми-троллям для того, чтобы жить в нем в холодное время, а холод очень вреден и опасен для муми-троллей. И это разумное и зрелое решение – позаботится о себе и о своем ребенке и построить дом. Но поддавшись своим эмоциям мать забывает об этом, теряет контроль над своим поведением, совершает нелогичные поступки, вовлекая в это своего сына, и постороннего зверька.

По пути герои встречают муравьиного льва, который настроен к ним весьма агрессивно. Он кричит маме Муми-тролля «Это мой берег! Убирайтесь отсюда!». И начинает агрессивные действия в ее сторону. Но похоже, что мама Муми-тролля не способна справляться с агрессией, направленной на нее, и не может дать достойный отпор. То, что у нее проблемы с агрессией неудивительно. Ее агрессия подавлена, она не позволяет себе испытывать ее к своему мужу, и противостоять агрессии она не научена.

“Лев начал рыть песок задними лапами и кидать его маме в глаза, он рыл песок задними лапами, он швырял его до тех пор, пока мама уже ничего не могла видеть, он подкрадывался к ней все ближе и ближе, а потом внезапно стал зарываться в песок, да так, что яма вокруг него становилась все глубже и глубже. И вот уже на дне ямы виднелись только его глаза, а он все продолжал швырять песком в маму Муми-тролля. Она начала уже соскальзывать в эту воронку и отчаянно боролась, пытаясь снова подняться наверх.”

Ее спасает, вытаскивая наружу, ее сын, который оказался в этой ситуации более предприимчивым. Это очень печальный момент, когда дети становятся спасателями своим родителям, а не наоборот.

Путешествуя дальше, они встречают тех самых хатифнаттов, с которыми сбежал отец Муми-тролля. Эта встреча совершенно выбивает маму из колеи, и она впадает в аффект еще больше уходя от реальности.

“– Это же странники! Это – хатифнатты! – И бросилась бежать к ним во всю прыть.
Когда подоспели Муми-тролль, маленький зверек и Тюлиппа, мама, необычайно взволнованная, стояла в толпе хатифнаттов (таких маленьких, что они едва доставали ей до пояса), и разговаривала с ними, и задавала вопросы, и размахивала руками. Она все снова и снова спрашивала, правда ли, что они не видели папу Муми-тролля. Но хатифнатты только мельком поглядывали на нее своими круглыми бесцветными глазками и продолжали сталкивать в воду парусную лодку.

– Ах! – воскликнула мама. – А я ведь в спешке совершенно забыла, что они не могут ни говорить, ни слышать!

И она нарисовала на песке портрет красавца муми-тролля, а рядом – большой вопросительный знак. Но хатифнатты не обращали на нее ни малейшего внимания, им удалось столкнуть лодку в море, и они уже поднимали паруса. (Вполне возможно, что они вообще не поняли, о чем она спрашивала, ведь хатифнатты очень глупы.)”

В этом кусочке повествования трагизм всей истории раскрывается во всей своей красе. Хатифнатты не могут ни говорить, ни слышать, и вообще очень глупы и ничего не понимают. Как мог «красавец» муми-тролль привлечься компанией столь странных существ? В какой иллюзии прибывал он сам, когда отправился с ними в путешествие и с какой целью? Что интересного находил в их обществе? Я могу предположить, что психологическое состояние этого инфантильного мужчины полностью соответствует описанию хатифнаттов, но тогда еще более странно, как женщину может привлекать такой мужчина, чтобы убиваться по нем долгие годы.

К сожалению эта история не далека от реальной жизни, в которой мы живем. Часто в женщинах заложена установка «женское счастье был бы милый рядом, ну а больше ничего не надо», и в борьбе за свое счастье они не обращают внимание на реальные качества своего мужчины. Может быть потому, что муравьиный лев засыпал песком их глаза, и у них нет возможности объективно оценивать реальность. Как часто женщины в жалком, инфантильном, незрелом мужчине видят «красавца муми-тролля» приписывая ему несуществующие качества, по своему иллюзорно интерпретируя его поступки. В глубине души надеясь, что он одумается, все поймет, оценит и изменится?…

Продолжая путешествие дальше герои, наконец, выходят на след пропавшего отца Муми-тролля. Кто-то когда-то видел его живым и невредимым не далее как в прошлый понедельник и он отправлялся на юг. (Обратите внимание на этот важный штрих, к которому я вернусь чуть позже) Это новость обнадеживает маму Муми-тролля, и она с еще большим рвением и азартом бросается на поиски пропавшего мужа.

Герои попадают в большое наводнение, они плывут по реке и вылавливают бутылку, с письмом внутри, которое принесло им важные вести.

“Добрейший! Ты, кто нашел это письмо! Сделай все, что можешь, чтобы спасти меня! Мой чудесный дом унесло наводнение, а я сижу, одинокий, голодный и замерзший, на дереве, меж тем как вода поднимается все выше и выше. Несчастный муми-тролль”.

Письмо-манипуляция очень хорошо отображает характер отца Муми-тролля. Он призывает сделать все, что можно, чтобы только спасти его. Он инфантилен настолько, что искренне считает, что его персона настолько важная, что каждый считает своим долгом немедленно бросится спасать его. Тем более, что он одинокий, голодный и замерзший на дереве. Ни тебе слова просьбы, ни благодарности. Обязанность и манипулирование своими несчастьями. Классическая жертва. Прочитав его письмо я испытала легкое отвращение. Но мама Муми-тролля почувствовала другое.

“– «Одинокий, голодный и замерзший», – повторила мама и заплакала. – О мой бедный маленький Муми-тролль, твой папа, верно, уже давным-давно утонул.”

Очень пессимистично. Если сын простудится, намочив ноги, то муж от испытаний чуть большей серьезности, умрет обязательно. Считается, что когда человек рисует себе всякие страшные картинки о близком, он таким образом косвенно выражает подавленную агрессию, которую он испытывает к нему. В случае с мамой Муми-тролля я склонна с этим согласиться. Подавленной ярости на такого мужчину у нее должна быть вагон и маленькая тележка. Но если вдруг он не умрет – если его удастся вытащить с дерева – вот уже счастье для спасателя. Так она становится нужной и всемогущей. Женщины спасательницы часто заблуждаются на этот счет, искренне веря, что спасая они добиваются расположения и вечной любви, тем самым привязав партнера к себе навсегда. Интересно, что в сказке жена муми-тролля фигурирует только как мать его сына, что говорит о том, что роль матери для нее привычна и знакома, а вот себя как женщину, как жену она совсем не знает. Она и к мужу относится как к ребенку, инфантилизируя его еще больше. Такие отношения точно не про любовь. А скорее про подавленную, скрытую ненависть партнеров друг к другу, прикрываемую мнимой заботой. Которая, на самом деле, является отравой.

Итак. Наши герои уже почти у самой цели. Они знают, где искать папу Муми-тролля. И им вызывается помочь птица Марабу, которая посадила героев себе на спину, и они полетели над окрестностями, разыскивая Муми-тролля старшего.

“Господин Марабу описывал большие круги в воздухе, чуточку опускаясь над вершиной каждого дерева. Толпы народа сидели среди ветвей, но того, кого искали, нигде не было.”

Еще один интересный момент в сказке. Толпы народа сидели среди ветвей. То есть произошедший потоп затронул многие семьи. Папа муми-тролль оказался в такой ситуации не один. Но для него эта ситуация выглядит устрашающей, и вызывает панику. И это неудивительно. Не способный справляться со стрессовыми ситуациями, ему кажется, что он в безвыходной ситуации, он озабочен только собой, подавлен, и не замечает вокруг других таких же людей.

“На одной из самых высоких ветвей громадного дерева сидел мокрый и печальный муми-тролль, не спуская глаз с водной глади. Рядом с ним развевался флаг терпящего бедствие, «SOS». Папа был так удивлен и обрадован, когда господин Марабу опустился на дерево со всем его семейством, которое тут же перебралось на ветки, что утратил дар речи.”

Сидит он на дереве мокрый и печальный! Флаг развивается… У меня ощущение, что этот папа Муми-тролля в глубокой депрессии. Похоже, что жизнь ему не по зубам. Стрессовые события окончательно сломили этого незрелого инфантильного человека, выбили почву из под ног (он ведь на дереве сидит), а переживания затопили его окончательно (ведь он попал в наводнение). Примечательно, что такое безысходное восприятие реальности похоже лишь картинка в его голове. Это ужасы, которые он нарисовал себе сам. Упиваясь всей безнадежностью и собственным одиночеством. Потому что дальше в сказке вскользь упоминается, что: «вдоль всего берега потерпевшие бедствие жгли костры, грелись и готовили еду; ведь многие лишились своих домов.» Другие сказочные персонажи, находятся совсем рядом, и не воспринимают потоп так фатально, они не потеряли силы духа, и вполне адекватно справляются с бедствием.

“– Теперь мы никогда больше не расстанемся, – всхлипнула мама Муми-тролля, обнимая мужа. – Как ты? Ты не простудился? Где ты был все это время? Какой дом ты построил? Он красивый? Ты часто думал о нас?”

Вот она, мечта созависимого спасателя. Я спасла тебя, поэтому теперь мы никогда не расстанемся. И очередные грезы и иллюзии с вопросом: ты часто думал о нас?  Этот вопрос, кстати, муми-тролль старший, игнорирует. Конечно, ведь он же зациклен на себе.

“– Дом, к сожалению, был очень красив, – ответил папа Муми-тролля. – Мой дорогой малыш, как ты вырос!”

Он сокрушается о доме, который он построил, о котором все его мысли, о котором он писал в спасительной записке, который разрушило наводнение. Часто ли он думал о брошенных жене и сыне? Я не уверена. Он жил своей жизнью, строил дом, и, похоже, совсем о них не думал. Хотя дальше в сказке он утверждает обратное:

“– Я искал вас всегда и повсюду. Никогда не мог я забыть нашу дорогую старую печку.”

На лицо откровенная ложь. Помните, когда кто-то когда-то встретил его? Он отправлялся на Юг. Просто на Юг! Он не спрашивал «не видели ли вы мою любимую жену и маленького сына?» Он просто жил своей жизнью. При этом странно, почему он их искал, ведь он оставил их, отправившись в путешествие, и о том, что они как-то терялись в сказке не было сказано ни слова. Он говорит, что не мог забыть печку, а сокрушается о своем новом разрушенном доме. И чтобы он мог сказать другое, когда его спасли, и одновременно застигли врасплох? Но для мамы Муми-тролля это большое счастье. Она съест сейчас любую ложь, чтобы по прежнему оставаться в своих иллюзиях. Тем более, что сейчас, после стольких-то лет страдания, перед ней забрезжило женское, иллюзорное счастье «был бы милый рядом».

Конец сказки окончательно отдаляет героев от реальности. И больше похож на бред. Он как будто-бы написан рукой мамы муми-тролля. Ведь ей так хотелось верить в чудеса…

“Они шли целый день, и где бы они ни проходили, везде было прекрасно, потому что после дождя распустились чудеснейшие цветы, а повсюду на деревьях появились цветы и фрукты. Стоило им чуточку потрясти дерево, как вокруг них на землю начинали падать фрукты. В конце концов они пришли в маленькую долину. Красивее им в тот день видеть ничего не довелось. И там, посреди зеленого луга, стоял дом, сильно напоминавший печь, очень красивый дом, выкрашенный голубой краской.
– Это же мой дом! – вне себя от радости воскликнул папа. – Он приплыл сюда и стоит теперь здесь, в этой долине!
– Ура! – заорал маленький зверек.
И все они ринулись вниз в долину, чтобы полюбоваться домом. Маленький зверек забрался даже на крышу и там заорал еще громче, потому что наверху, на дымовой трубе, висело ожерелье из настоящих жемчужин. Оно застряло там во время наводнения.
– Теперь мы богаты! – кричал он. – Мы можем купить себе автомобиль и дом, который еще больше этого!
– Нет! – сказала мама Муми-тролля. – Этот дом – самый красивый на свете!
И, взяв Муми-тролля за лапу, она вошла в дом, в небесно-голубую комнату. И там, в долине, они прожили потом всю свою жизнь, кроме тех времен, когда несколько раз отлучались и путешествовали развлечения и разнообразия ради.”

Так, на примере сказочных историй, можно увидеть не сказочную жизнь. И вынести из этого что-то для себя. Для меня будет очень ценно, если вы поделитесь своими отзывами и комментариями.

С уважением, Юлия Олих, психолог

Leave a Comment

Previous post:

Next post: